ЕСЛИ ВЫ НЕ НАШЛИ ОТВЕТА
НА СВОЙ ВОПРОС
ЗАДАЙТЕ ЕГО НА ФОРУМЕ

Международное право

Международные соглашения и договоры, ратификационные законы

Нормативно-правовые акты

Федеральные законы, Постановления правительства, Приказы ФМС и других ведомств, Регламенты

Письма и разъяснения

Письма Минфина и других ведомств, Разъяснения по вопросам применения законодательства

Арбитражная практика

Постановления президиума ВАС, решения судов различных инстанций

С
По
 

 САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33а-5571/2017

Судья: Князева О.Е.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Белоногого А.В.

судей

Ильичёвой Е.В., Ивановой Ю.В.

при секретаре

Гольхиной К.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 13 марта 2017 года апелляционную жалобу Главного Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 ноября 2016 года по административному делу № 2а-3813/2016 по административному иску Нечипорец С.В. к Управлению Федеральной миграционной службы России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Главному Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области об оспаривании решения о не разрешении въезда, обязании совершить определённые действия,

Заслушав доклад судьи Белоногого А.В., объяснения представителя административного ответчика, Главного Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Красновой Е.И., действующей на основании доверенности от <дата>, настаивавшей на доводах жалобы, представителя административного истца Нечипорец С.В., адвоката Панишева Л.В., действующего на основании ордера от <дата>, возражавшего против доводов жалобы, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Нечипорец С.В. обратился в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с административным иском, в котором просил признать незаконным и отменить решение УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 16 мая 2016 года, которым ему не разрешён въезд в Российскую Федерацию. В качестве меры по восстановлению нарушенного права просил обязать ответчиков устранить допущенные нарушения его прав и свобод.

В обоснование административного иска указал, что является иностранным гражданином, находился на территории Российской Федерации; оспариваемое решение миграционного контроля носит чрезмерный характер, не отвечает принципу соразмерности.

Также ссылался на то, что реализация оспариваемого решения является грубым вмешательством в личную, семейную жизнь заявителя, при условии, что им не допускалось нарушений миграционного законодательства.

Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 ноября 2016 года административный иск Нечипорец С.В. удовлетворён: суд признал не соответствующим нормативным правовым актам и нарушающим права, свободы и законные интересы Нечипорец С.В. и отменил решение УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 16 мая 2016 года о неразрешении ему въезда на территорию Российской Федерации; обязал ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области внести изменения в учётные базы в связи с отменой решения от 16 мая 2016 года; взыскал с УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в пользу Нечипорец С.В. понесённые расходы по уплате государственной пошлины в размере 300 рублей.

Не согласившись с постановленным решением суда, административный ответчик, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, подал апелляционную жалобу, в которой ставит вопрос об отмене состоявшегося решения с вынесением нового об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В заседание суда апелляционной инстанции административный истец Нечипорец С.В., представитель административного ответчика, УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, не явились, извещены судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства (л.д.97-100, 118), о причинах неявки в судебное заседание не сообщили, об отложении судебного разбирательства не просили, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие, что не противоречит положениям частей 8, 9 статьи 96 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Судебная коллегия, выслушав объяснения участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, приходит к следующему.

Удовлетворяя административный иск Нечипорец С.В., суд исходил из того, что административным ответчиком произведён неправильный расчёт срока пребывания Нечипорец С.В. на территории Российской Федерации.

Так, указано, что началом течения срока пребывания иностранного гражданина является дата первоначального въезда Нечипорец С.В. в Российскую Федерацию; в силу этого названные административным ответчиком периоды пребывания Нечипорец С.В. в Российской Федерации относятся к различным 180-тидневным периодам, а потому они не подлежат суммированию при исчислении общего срока пребывания на территории Российской Федерации. В связи с указанным, суд пришёл к выводу об отсутствии нарушения срока пребывания Нечипорец С.В. на территории Российской Федерации, и признал оспариваемое решение незаконным.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда.

Из материалов дела следует, что Нечипорец С.В. является гражданином Республики <...> (л.д.10); 3 января 2016 Нечипорец С.В. въехал в Российскую Федерацию, выехал 31 января 2016 года, т.е. пребывал на территории Российской Федерации 29 дней; впоследствии въехал в Российскую Федерацию 13 февраля 2016 года, где пробыл до 4 марта 2016 года, т.е. 21 день; 9 марта 2016 года административный истец вновь прибыл в Российскую Федерацию, где пробыл до 28 апреля 2016 года, т.е. 51 день (л.д.55, 57).

16 мая 2016 принято решение о неразрешении Нечипорец С.В. въезда в Российскую Федерацию сроком до 12 марта 2019 года, то есть на три года, по основаниям, предусмотренным пунктом 12 статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (далее – Закон о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию).

Решением УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области об исправлении от 15 ноября 2016 года внесены изменения в части указания даты запрета на въезд в Российскую Федерацию с «12 марта 2019 года» на «28 апреля 2019 года» (л.д.42-43).

В соответствии с выше названной правовой нормой, явившейся основанием для принятия оспариваемого решения, въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации превысили срок пребывания в девяносто суток суммарно в течение каждого периода в сто восемьдесят суток, - в течение трёх лет со дня выезда из Российской Федерации.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток суммарно в течение каждого периода в сто восемьдесят суток, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также в случае, если такой срок не продлён в соответствии с настоящим Федеральным законом.

В соответствии со статьёй 25.10 Закона о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию иностранный гражданин, уклоняющийся от выезда из Российской Федерации по истечении срока пребывания (проживания) в Российской Федерации, является незаконно находящимся на территории Российской Федерации и несёт ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Вышеупомянутые нормы по существу устанавливают, что в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации иностранный гражданин не может находиться более 90 суток суммарно (если было несколько въездов и выездов) в течение 180 суток.

Таким образом, по смыслу закона исчисление 180-дневного периода предыдущего пребывания на территории Российской Федерации ставится в зависимость не от даты первоначального въезда в Российскую Федерацию, а от даты выезда иностранного гражданина с территории Российской Федерации, поскольку под предыдущим пребыванием понимается период, исчисляемый с даты выезда на прошедшее время.

Определённый судом порядок исчисления 180-дневных периодов с даты первоначального въезда в Российскую Федерацию противоречит понятию предыдущего периода пребывания, раскрытому в вышеупомянутых нормах права.

При этом 180-дневный период начинает исчисляться с каждой даты выезда иностранного гражданина на прошедшее время, т.е. при неоднократных выездах и въездах в течение данного периода может существовать параллельно несколько таких периодов.

Таким образом, с даты последнего выезда из Российской Федерации в течение прошедших 180 суток иностранный гражданин не может находиться в Российской Федерации суммарно более 90 суток.

Помимо вышеуказанных периодов пребывания в 2016 году, административный истец находился в Российской Федерации в период с 15 ноября 2015 года по 31 декабря 2015 года (47 суток).

С даты последнего выезда Нечипорец С.В. из Российской Федерации (28 апреля 2016 года) и в течение 180 суток, которые истекли 1 ноября 2015 года, административный истец находился в Российской Федерации 148 суток (29+21+51+47).

В таких обстоятельствах, ошибочно утверждать об отсутствии нарушения административным истцом срока предельного пребывания на территории Российской Федерации.

Принимая во внимание, что административный истец допустил превышение предельного срока пребывания (90 суток), с момента его последнего выезда из Российской Федерации в течение 180-дневного периода, на стороне органа миграционного контроля возникло право на принятие оспариваемого решения.

Исчисление судом первой инстанции срока предельного пребывания Нечипорец С.В. на территории Российской Федерации иным путём, отличным от правового смысла, заложенного в выше названных нормативных предписаниях, привело к вынесению неправосудного решения.

При таком положении, решение органа миграционного контроля по основанию нарушения административным истцом срока пребывания в Российской Федерации является по существу правильным.

Доводы административного истца об устойчивой связи с Российской Федерацией опровергаются ответом из ОВТМ УВМ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, которым установлено, что разрешительные документы на право осуществления трудовой деятельности в Российской Федерации в период с 1 января 2014 года по настоящее время административному истцу не выдавались (л.д.31).

Кроме того, из базы ЦБДУИГ следует, что первоначально в Российскую Федерацию административный истец въехал только в марте 2014 года; ранее в Российскую Федерацию не въезжал.

При этом административный истец, указывающий на соответствующую правовую чрезмерность оспариваемого решения, не представил этому доказательств, основанных на экстраординарных обстоятельствах, связанных с личностью самого административного истца, которые, в силу присущей им не публичности, скрыты от постороннего контроля и фиксации, подлежат раскрытию только самим административным истцом.

Несостоятельны доводы административного истца о нарушении права на семейную жизнь.

Конституционным Судом Российской Федерации принято Постановление от 17 февраля 2016 года №5-П, согласно которому суды, рассматривая дела, связанные с нарушением иностранными гражданами режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, должны учитывать обстоятельства, касающиеся длительности проживания иностранного гражданина в Российской Федерации, его семейное положение, отношение к уплате российских налогов, наличие дохода и обеспеченность жильём на территории Российской Федерации, род деятельности и профессию, законопослушное поведение, обращение о приёме в российское гражданство. Уполномоченные органы обязаны избегать формального подхода при рассмотрении вопросов, касающихся, в том числе и не разрешения въезда в Российскую Федерацию.

В Российской Федерации иностранным гражданам и лицам без гражданства должны быть гарантированы права в сфере семейной жизни, охраны здоровья и защита от дискриминации при уважении достоинства личности согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (статья 7; статья 17, часть 1; статья 19, часть 2; статья 21; статья 38, части 1 и 2; статья 41, часть 1 Конституции Российской Федерации).

Статьёй 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод установлено, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Вместе с тем наличие у иностранного гражданина супруги, имеющей гражданство Российской Федерации (брак зарегистрирован 17 января 2015 года в Украине - л.д.28-30), не освобождает данного иностранного гражданина от соблюдения законов Российской Федерации и от ответственности за их неисполнение.

Судебная коллегия учитывает и то, что доказательств фактического проживания супругов в Российской Федерации не представлено; при этом после выезда с территории Российской Федерации административный истец не представил доказательств сохранения связи с семьёй, оказания супругами взаимопомощи.

Оценивая законность и обоснованность постановленного решения УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, судебная коллегия приходит к выводу, что решение носит ограниченный во времени характер, соразмерный по своей природе допущенным административным истцом нарушениям.

Судебная коллегия учитывает, что Нечипорец С.В. не представил доказательств, свидетельствующих об исключительных обстоятельствах невозможности его выезда в установленные законом сроки с территории Российской Федерации, а также доказательств, свидетельствующих о его намерении легализовать пребывание на территории Российской Федерации за пределами срока пребывания, в то время как бремя доказывания, в том числе, вынужденного характера пребывания на территории Российской Федерации, несёт именно административный истец.

Оспариваемое решение преследует общественно полезные цели в том смысле, в котором обладает свойством общей превенции по отношению к иным иностранным гражданам и стимулирует с их стороны уважение и соблюдение законодательства Российской Федерации. При этом в рассмотренном деле соблюдается баланс частного и публичного интереса.

Несоразмерность чрезмерного и неоправданного вмешательства государства в личную и семейную жизнь истца должна быть очевидна, несмотря на сознательное допущение им нарушения миграционного законодательства в период пребывания в Российской Федерации, чего в данном случае не имеется.

Оснований полагать, что краткосрочные меры ответственности (до 28 апреля 2019 года) являются чрезмерными, у судебной коллегии не имеется.

В таких обстоятельствах, решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении административного иска.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 ноября 2016 года – отменить, апелляционную жалобу ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области – удовлетворить.

В удовлетворении заявленных требований Нечипорец С.В. – отказать.

Председательствующий:    

Судьи:

 

Текст судебного акта взят с сайта Санкт-Петербургского городского суда и размещаются в сети интернет в соответствии с требованиями статьи 4 Федерального закона от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации».